08:02 

Prof.S.S.
О чём ты думаешь, когда задумчиво смотришь напряжённым взглядом на полыхающий в камине огонь? Я стараюсь не замечать тебя, сделать вид, что тебя не существует, вообразить тебя тенью, когда сам сливаюсь со стеной. Сердце протестующе бьётся в груди. Ему невдомёк такие слова, как "гордость", "обида". Оно просто любит, не желая получать ничего в ответ, просто заунывно тянет и вытягивает струны нервов, от которых, кажется, не осталось ни черта. Я медленно переливаю жидкость из одной колбы в другую, стараясь разбить напряжённую тишину хотя бы звуками журчания и серьёзной работы, но у меня ничего не выходит. Ты, кажется, можешь молчать вечно, наблюдая за танцем огненных языков пламени. Тебе просто важно, чтобы я был где-то рядом неуловимой тенью, чтобы я что-то делал, ворчал, бормотал, производил наигранный шум. Ты будешь терпеливо ждать, пока я закончу очередное зелье, приклею на бутылочку нужную этикетку, выведу аккуратные буквы, усмехнусь себе под нос. Ты отличаешься поразительным умением ждать целую вечность. Ждать и не шевелиться, не мешать. Ты терпеливо ждёшь, пока я не опущусь устало в кресло с бокалом янтарного и не позову тебя по имени. Своё имя ты знаешь, а ещё ты знаешь, что это имя принадлежит именно тебе. Я сам придумал тебе его когда-то. Вот только есть ещё то, что известно только мне. Твоё имя стало табу. Поэтому я не смогу позвать тебя. Я смогу только посылать ментальные лучи, окрашенные цветом своей ауры, пытаясь объяснить невербаликой свои подлинные чувства. Хотя, впрочем, я знаю и то, что тебе нет дела до мыслей и чувств, тебе важны эмоции. Важно чувствовать мою ладонь на своей голове, когда я буду устало перебирать пряди твоих волос. Зачем тебе понимать смысл слов, когда можно просто закрывать глаза и балдеть от звука моего голоса? Да неважно, что я рассказываю и о чём. О том, как хочу завладеть всем миром или о том, что изобрёл для тебя ещё одну модель очередных ненадёжных недолговечных крыльев. Сколько пар мы уже извели вместе? Но в последнее время ты научился падать в мои объятия. Похвально. Теперь можно убирать из списка повседневных дел пункт о том, что нужно срастить тебе кости.
Я молюсь, чтобы что-то пошло не так, чтобы ингредиенты оказались смешаны в неправильных пропорциях, чтобы какие-нибудь сушёные крысиные хвосты оказались просроченными. Тогда можно будет подольше потянуть тишину, а потом уйти в магазин, чтобы ворчать там на продавцов из-за того, что они продали мне некачественный товар. Но всё выходит даже лучше, чем идеально. Зелье готово. А это значит, что сегодня мне придётся разговаривать с тобой. Не то, чтобы я этого не хочу. Я боюсь, что снова скажу что-то не то. Ты не прислушиваешься к словам, но именно "не те фразы" как-то удачно отделяешь из всего бессвязного потока моих мыслей. А потом сиди и пытайся объяснить тебе, что ощенившаяся сучка вовсе не моих рук дело, я её упомянул вообще по другой причине и прочее, и прочее. Сердце трепещет в предвкушении любви, а мои ладони леденеют. Как показать тебе, что я закончил? Я не могу позвать по имени, а поэтому просто подхожу к тебе и касаюсь пальцами твоей макушки, перемещая их на загривок и неспешно почёсывая его. Ты словно оживаешь. Холодная статуя превращается в бурлящий поток лавы, радости, восторга и пепельных ветров. Ты горяч, открыт, и ты опасен. Опасен для меня как может быть опасно только минное поле со старыми снарядами времён Второй Мировой. Они-то и есть самые опасные. В наше время не придумали достойных мин, а вот это застаревшие подводные камни...С ними сложнее. Но я стараюсь не думать об этом. Я снова стараюсь говорить на отвлечённые темы, но в какой-то момент понимаю по твоим глазам, что я снова где-то промахнулся. И бессмысленно уже отматывать время назад и извиняться. Всё бессмысленно. Я могу только поджать губы и унять сердце, которое в непонимании и с детским удивлением поглядывает на нас. Минуту назад оно качалось на стульчике, болтая ножками, а теперь распахнуло глазёнки в ужасе. Да не пугайся ты. Я в случае чего заштопаю тебя под анастезией. Ты и не заметишь.
А вот за тебя мне страшно. Мне страшно видеть, как меняется цвет твоих глаз, как они стекленеют, как резко из земли между нами вырастают огромные острые колья, увитые колючей проволокой. Сердце пугливо жмётся ко мне, а я только вздыхаю. Потерпи ещё один раз. Схватив его за маленькую ручку, пробираюсь через иголки и электричество. Больно? Отнюдь. Там, в этой клетке, сидит мой прирученный-неприрученный зверь. И если не я, то кто достанет его? Кто принесёт ему пищу? Кто погладит его по загривку? И наконец мы на месте. Ты свернулся в клубок и кажется недоступен для мира. Для того, другого мира. А есть ещё я. Я какой-то особенный сорт особенного мира. Сердце бухается рядом с тобой и обнимает, зажмурившись. Да, чего уж тут говорить. Любит тебя этот ребёнок, любит. А я сажусь рядом с тобой на корточки и протягиваю к твоему носу раскрытую ладонь с острым лакомством. Запрещённый приём, я знаю. Но а как ещё мне заставить тебя убрать этот лёд с глаз? Ты пододвигаешься ко мне и спокойно засыпаешь, удовлетворённо доедая уже во сне принесённое мною лакомство. На сегодня всё закончилось. А завтра я снова буду копаться в своих лабораториях и искать, искать, искать. Мастерить крылья, рисовать чертежи, строить схемы, высчитывать, экспериментировать. Вот только с каждым днём приходить понимание, что эту сыворотку нужно найти поскорее. С каждым днём я понимаю, что времени остаётся всё меньше. И пока я просто думаю, время идёт. Ты ненавидишь время и тиканье часов. И в перерывах между смешением антидота я всё думаю, куда же спрятать будильник, чтобы его слышал я, но не слышал ты. Пока что никаких идей.
Возможно, процесс пошёл бы быстрее, если бы я точно знал, что ты придёшь, как только я позову тебя, назвав по имени. А я ведь позову, не сомневайся. У меня "ума" хватит сделать это как раз в самый неподходящий момент. Я почему-то либо прибегаю на вокзал за 30 секунд до отправления, либо жду на платформе около часа. Однако же я всё равно неизменно сажусь в нужный поезд. И не теряю веры в то, что больше никогда не увижу твоих распахнутых испуганных глаз, уплывающих вдаль, когда ты осознал, что не успел запрыгнуть со мной в один вагон, а двери закрылись прямо перед твоим лицом.

@темы: Будем заново учиться ходить по небу, Ведь у меня такое амплуа, Здравствуй, моя любимая маленькая чушь. Гуашь на пальцах, ты кота не покормила, И ты для него будешь весь чертов мир, Кукла колдуна, Культ имени меня, Любовь и боль моя, Мир мой в ладонях твоих, ученик (с), Нас километры не разделят, Секреты Второй Мировой, Сны в газетной колонке, Твой раб и твой король, Ты никому не принадлежишь, Я Орфей, а ты моя Эвридика, Я весь перед тобой, я ничего не скрыл (с), Я много курю, но сквозь сиреневый дым я вижу мир как он есть (с)

URL
   

Британский полдень

главная