Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: все уже украдено до нас (список заголовков)
22:44 

Он дарил мне лилии. Резко пахнущие, непристойно чистые с отпечатками подушечек пальцев на тонком стебле. Он был горд собой, хотя едва ли кто-то мог назвать повод для его высокомерного самодовольства, которое шлейфом стелилось за его тенью. Лилии не были его цветами, ему вообще сложно было подобрать правильный цветок, чтобы выразить саму его душу, его существо. Роза была для него слишком красива, а фиалка слишком по-женски своенравна. Марать его руки, и без того запачканные неизвестными веществами, хризантемами и ромашками казалось верхом непристойности. Он вообще, казалось, ненавидит касаться чего-либо, словно боясь в один неожиданный момент испачкать ладони в чужой крови, которой и так с лихвой хватало на его коже. Лилии не были моими цветами. Я не так девственно чист, как кажется на первый взгляд. И на моем стебле уж точно найдется пара-тройка острых шипов, чего не сказать о беззащитных лилиях.
Но он неизменно дарил мне лилии. А я безропотно принимал их, отвечая на этот цветочный вопрос безнадежным молчанием.

@темы: Кукла колдуна, Касаясь (с)нежных струн души, Я много курю, но сквозь сиреневый дым я вижу мир как он есть (с), Мир мой в ладонях твоих, ученик (с), Твой раб и твой король, Я не спиваюсь. Я лечусь, Секреты Второй Мировой, Любовь и боль моя, Все уже украдено до нас, В поисках идеального ракурса

08:29 

Лирика страсти и яда.

Ты – северные фьорды непостижимых задумок. Да, вот так вот пошло и откровенно я начинаю это последнее письмо, хотя не могу в точности сказать, а было ли первое, или же все клочки пергамента так и остались казнёнными в камине. В последних письмах принято по давно заведённой старинной традиции прощаться, просить прощения и открывать с полсотни разоблачающих секретов, которые по чьему-то задуманному сценарию должны выставить человека в совершенно другом свете. Кем это заведено и когда придумано никому точно не известно. Но мы не герои популярной книги или нашумевшего фильма. В нашем финале не будет традиционного разоблачения, срывания масок, обнажения старых секретов и вскрытие грубо заштопанных ран. Я даже опущу низкопробные шуточки о том, что согласился бы напоследок обнажить перед тобой что-то поинтереснее, чем невысказанное, припрятанное в моей душе. Но надо разбавить это письмо чем-то более оригинальным. Мы не будем говорить обо мне, мы поговорим о тебе. Хотя ты ни минуту не оригинальный, не интересный, да и вообще писать о тебе – это как ходить по минному полю: никогда не знаешь, на что наткнёшься и наткнёшься ли вообще. В тебе может быть спрятан целый военный арсенал, а, может быть, ты просто притворяешься, набиваешь себе цену, пытаясь хотя бы немного выделиться из своего чёрного и безликого окружения. Надо сказать, получается у тебя паршиво, но я сумел привыкнуть к тому, что у тебя практически всё получается паршиво, кроме одного, пожалуй. Однако это не делает тебя хоть сколько-нибудь более интересным и привлекающим внимание. Я знаю, о чём ты сейчас подумал. Я буквально вижу твою едкую ухмылку, говорящую о том, что ты не поверил ни единому моему слову. Наверняка, ты сейчас хотел бы спросить меня, отчего же я так паскудно держу по ветру хвост, слабо подрагивая им, когда ты, такой неоригинальный и неинтересный, проходишь мимо.
Ты не красивый и никогда таким не был. Твои пальцы, покрытые сухой жёсткой коркой и россыпью мельчайших ожогов, не умеют дарить нежность. Они способны лишь на алые полосы на светлой коже, на кобальтовые отметины на плечах. Твои губы не умеют быть страстными и их совершенно нельзя назвать красивыми. Они тонкие, всегда плотно сжатые, словно ты сдерживаешь себя всякий раз, когда я маячу на горизонте. Однажды я поймал себя на мысли: интересно, какие на вкус твои губы? Наверняка, это что-то горькое вроде полыни, такое же обжигающее и пьяное как крепчайший чистый абсент. Ты и сладкое – вообще не совместимые понятия. Тебе больше подходит что-то горькое и едкое, как кислота, как все твои слова, произнесённые твоими некрасивыми губами, расцветающими на твоём некрасивом лице.
Ты не награждён роскошными локонами, твоя шерсть – это отражение спутанных клубков твоих мыслей и нервов.
Ты истинный сын своей молодой Британии. Как она, ты - это что-то неимоверно северное, пошлое, британское и декадентское. Отвратительная, извращённая, сладкая мерзость. Ты как прекрасное старинное блюдо на безупречной белой скатерти, наполненное кишащими червями. Это лирика страсти и яда.
Давай же, смейся. Раскрась своё и без того некрасивое лицо своей некрасивой едкой ухмылкой, разрывающей твои плотно сомкнутые тонкие некрасивые губы. Улыбайся, смейся, кричи, встряхивай сильнее за плечи и почти что истерично и жалобно умоляй меня ответить на самый простой вопрос: «За что?». Ты повторяешь: «За что, за что, за что?» и смеёшься смехом падшего демона, показывая всё своё отвращение ко мне и к себе. Ты знаешь точно идеальную формулу, знаешь, как смешать все ингредиенты, взболтать и получить адскую смесь во флаконе из моего и твоего смеха, саднящих колен и цепких паучьих пальцев. И уходи, не прощаясь, истинно по-британски, не смотря на время и расстояния. Но уходи затем, чтобы потом вернуться исключительно дерзко, просто открыв дверь и даже не извинившись за опоздания. «Опоздал». Опоздал. Ты опоздал на несколько лет и на несколько жизней, ведь я абсолютно точно уверен, что мы встречались прежде во времена Средневековья, когда я наверняка сжёг тебя на костре за чёрное колдовство, когда ты уже тогда смеялся своим некрасивым смехом, так не идущим твоей общей ауре напускного нордического лоска. Это также пошло, как раздавленная алая вишня на бледной полупрозрачной коже. Впрочем, я опять забылся. Сладкое и ты – несовместимые понятия. Ты непременно, да, да, будешь пахнуть полынью, соком горьких трав, возможно немного серым британским дождём, который так сильно впечатался в тебя, что стал просто твоей второй кожей. А я блудливо и жалко махну хвостом, понимая, что проиграл тебе самую важную битву своей жизни. И падая в бессловесное и безымянное никуда, я буду улыбаться, вспоминая, как сырой британской осенью ты подбрасывал в мои сумки маленькие склянки с противопростудным вином и потрясающе смеялся бездонными глазами, озаряя своё восхитительное бледное лицо тёплой улыбкой красивых изящных губ, отбрасывая со лба вороньи перья тонкими искусными пальцами самого талантливого зельевара, которого я только знал.


@темы: Твой раб и твой король, Политика Вы сделали поэтом, Любовь и боль моя, Касаясь (с)нежных струн души, Все уже украдено до нас, Ведь у меня такое амплуа, Будем заново учиться ходить по небу

08:03 

Я стараюсь выгнать из своей души неминуемую осень, но она — насмешливая, яркая, экстравагантная леди в шелках и золоте — только смеётся, показывает мне язык и всё глубже утягивает меня в свои переспелые листья с запахом кислых яблок, крепкого ирландского кофе и горячего глинтвейна. Кто сказал, что "горячий" — это не вкус? Он ведь ощущается на языке, в животе, а значит — вкус; очень изысканный, очень на любителя. Осень сама по себе дама на любителя. Не потому что она не красива, она опасна, как может быть опасен огонь. Слишком тусклые будут погребены в куче аляпистых листьев, слишком горячие раздуют пожар из искр её души, слишком холодные, чопроные и такие британские просто заморозят её своим напускным безразличием.
Я для Осени неплохой компаньон. Сказываются, наверное, годы практик в общении с такими вот яркими и требующими внимания личностями, которых хлебом не корми, а дай театрально разбить побольше посуды, погромче покричать, а потом с чувством выполненного долга довольно разложиться на коленях, чтобы клубиться там тёплым клубком оголённых нервов и слишком ярких и открытых эмоций. Я научился, но мне до сих пор сложно. Я даже в отличие от многих считаю не до десяти, а сразу до пятидесяти, чтобы наверняка, чтобы не спустить с цепи своего внутреннего зверя, чтобы были силы и нежность просто ласково обнять, а не настаивать на своей позиции, которая по большому счёту никого не интересует кроме меня самого.
"Ты говоришь бред".
Да, пожалуй, я брежу. Брежу, бродя в лабиринтах своего подсознания. Это не хандра и не Осень, как у многих. Я просто люблю заниматься самокопанием. Это своеобразное садистское удовольствие — препарировать самого себя без анестезии и наркоза, чувствуя каждой клеткой, каждой частью тела. И я снова брежу. Брежу какими-то утопическими иллюзиями о давно утерянном божестве — самопровозглашённом, глупом и совершенно невыносимом. Перебираю все нити своей судьбы, думая о том, что было бы, если бы Прядильщица когда-то переплела пряжу. И снова брежу, натягивая свитера потеплее. И боюсь разбудить неосторожным движением или громким кашлем.

Сегодня я спал совершенно отвратно. Следил сквозь сон за тобой, ведь я обещал не отпускать. Сбрасывал несколько звонков от совершенно нетактичных людей, переставлял будильники... слушал твои стоны, которые ты смаковал с именем на губах. Именем, никогда не бывшим моим. Но я одёргиваю себя. Одумайся. Сон, просто сон.
И снова этот мерзкий голос внутри.
Смотри на свои руки, смотри на своё лицо. Когда-то да, ты был. Но не теперь, не теперь...

К чёрту. Разбавляю кофе сахаром и мёдом. Прямо вижу твою скривившуюся мордочку. Ничего не могу с собой поделать. Я люблю очень горький алкоголь и очень сладкий кофе.

@темы: Я много курю, но сквозь сиреневый дым я вижу мир как он есть (с), Я весь перед тобой, я ничего не скрыл (с), Сны в газетной колонке, Осень, запутавшаяся в волосах, Куда вас, сударь, к черту занесло?, Здравствуй, моя любимая маленькая чушь. Гуашь на пальцах, ты кота не покормила, Все уже украдено до нас, Ведь у меня такое амплуа, В поисках идеального ракурса, А начинается все с кофе

07:42 

Сказанных слов не воротишь, ведь по известной поговорке: "Слово не воробей". А я обладаю ужасной привычкой в порыве раздражения или во время спора говорить что-то, не подумав. С годами становится легче. Я учусь контролировать поток своих слов, обдумываю сказанное и написанное по десять раз, но некоторые инциденты всё равно продолжают случаться. И за это я себя ненавижу. И кажется раз за разом, что вот, наконец-то, наконец-то я смог принимать себя, наконец-то я снова почти могу считать себя своим другом, а потом одно неосторожное слово, и весь фундамент, который я возводил долгие месяцы, летит к чертят собачьим. Сказанного не вернуть. А я готов выдирать на себе волосы. Ну кто, кто тянул меня за язык? И ведь не объяснить того, что я чувствую. Внутренние диалоги с самим собой у меня напоминают беседу двух философов, а на деле "бэ, ме", и пары слов не связывается. И не донести главную мысль.
Часть 3. Глава 10. И я смеюсь. Смеюсь, глотая серый дым. Возможно, слишком сильно переигрываю, слишком сильно сживаюсь. Но как тут не сжиться? Я, кажется, слышал подобные разговоры. И не в своих снах, хотя трудно сказать был ли тот период моей жизни сном. И я раз за разом перечитываю строчки, снова, снова, чтобы стало тошно от самого себя. Да, брат. Вот это ты. И тебе должно быть стыдно, тебе должно быть мерзко. Твой пожизненный уже давно вынесен, а лучший дементор для тебя - это ты сам. И выкручивайся, как хочешь. Самого себя не обмануть. И ни о каком пересмотре дела не может быть и речи. Кому нужно тебя оправдывать? Кому нужно тебя защищать? Кто захочет стать твои поручителем? Да никто. Ты можешь существовать, но никогда не сможешь жить. И всё твоё существование выльется в жалкую попытку найти своё искупление, которое давно закрыто от тебя за семью замкам и печатями. Можешь выть на луну, можешь сбегать в своё несуществующее королевство, где слуги твои - бестелесные тени и жалкие твари. Но как только ты попробуешь сбежать из существования в жизнь...да здравствует твой безликий, мрачный страж без голоса и души. Посмотри в зеркало и ты поймёшь. Твой страж никогда не спит. И он всегда, всегда следит за тобой. Хочешь рискнуть? Рискни. Ты же так веришь в свою фортуну.

@темы: Ты никому не принадлежишь, Все уже украдено до нас, Я не спиваюсь. Я лечусь, Твой раб и твой король, people=shit, Обратная сторона Луны, Любовь и боль моя, Выпусти меня отсюда

22:41 

- Я хотел бы сказать тебе, что не прошу простить меня, - говорит он. - Я понимаю, надеяться глупо. Есть то, чего не прощают никогда. Например, то, что ты выжил, когда остальные погибли. (с) Ad Libertum

@темы: Я не спиваюсь. Я лечусь, Я много курю, но сквозь сиреневый дым я вижу мир как он есть (с), Твой раб и твой король, Любовь и боль моя, Истина в вине, Выпусти меня отсюда, Все уже украдено до нас, Ведь у меня такое амплуа, people=shit

07:28 

Я грезил мечтами о руках творца. Что могут сотворить мои руки? Я смотрю на эти сухие ладони, которые теперь покрыты сеткой паутинных линий, и вспоминаю, что раньше их было куда меньше. И все эти царапины, заусенцы, кривые ногти, сухая кожа...Разве так могут выглядеть руки творца? При дальнейшем рассмотрении обнаруживаю ещё парочку мозолей.
А потом просто закрываю глаза.
Я грезил мечтами о руках творца.

@темы: people=shit, В поисках идеального ракурса, Все уже украдено до нас, Выпусти меня отсюда, Истина в вине, Культ имени меня, Я весь перед тобой, я ничего не скрыл (с), Я много курю, но сквозь сиреневый дым я вижу мир как он есть (с), Я не спиваюсь. Я лечусь

07:15 

А сегодня мне снился зомби-апокалипсис. И как будто бы вся жизнь - это обычная компьютерная игра. Куски мяса забавно отрывались. А внутри я был гнилой.
Зато зомби покормил.

@темы: people=shit, В поисках идеального ракурса, Ведь у меня такое амплуа, Все уже украдено до нас, Человек и кошка с порошком немножко

07:13 

Несколько коротких и быстрых росчерков, напоминающих пару кривых линий. Готово. Я уже говорил не раз - я люблю кровь. Люблю вид тончайшей паутины порезов. Красные нити на белой коже - завораживающее зрелище, от которого эстетический вкус взлетает в поднебесье. Это обычно напоминает оргазм. Чужая боль, чужие крики. За это можно было бы продать душу, если бы данный вид удовольствия продавался на рынке услуг. И можно было бы часами слушать крики, вытирать слёзы, утешать, успокаивать, обещать, что будет совсем не больно, что скоро всё закончится, а потом снова раз за разом плести эту красную паутину.
Но такая эстетика хороша в теории. На практике эти слёзы и сетки шрамов, тянущихся по тонким рукам, только забивают очередной гвоздь в сердце, уже и без того напоминающее куклу-вуду. А где-то глубоко в душе скребётся гнилая совесть с червивым ртом, полным яда, и шепчет-шепчет в предсмертной агонии, хрипит мне мой поминальный реквием по моей светлой душе. Светлая душа? У меня? Никогда. Я был рождён в агонии, я причинил свою самую первую боль в ту самую секунду, когда появился на свет. И эта боль стала моей верной подругой на пути по жизни. Есть люди, боль которых отнюдь не радует. Есть люди, ради которых клялся не совершать прошлых ошибок. И всё равно совершаешь. Раз за разом, методично, как будто бы есть кто-то на свете, способный терпеть тебя до конца своих дней. Ангелов и ангельского терпения не существует.
А потому - убегать в ночь с разбавленной водкой и прятать самого себя в тончайшем кружеве рассвета. Я пропустил тот момент, когда мне стало абсолютно не интересно собственное существование. Когда я перестал трястись над своими руками, восхищаясь ими в душе, потому что моим пальцам оставляли комплименты многие. Я упустил момент, когда порезы и царапины стали мне безразличны на самом себе. И когда они же стали такой болью при виде их на ком-то другом. К чёрту всё. К воде, к Лесу. И слушать, слушать журчание воды, приводя мысли в порядок. Да кто я такой? Кто есть я на белом свете, чтобы можно было опускаться так низко? Хотя порой кажется, что ниже некуда. Я не помню, как вернулся домой. Но к следующему утру у меня разболелось старое колено, видно ветер в окно надул, а я сам был какой-то помятый и потрёпанный.

Сегодня я нашёл рецепт сливочного пива и горячего шоколада. Может ещё что-нибудь приготовить сегодня?
Кулинария сильно отвлекает меня.

@темы: people=shit, В поисках идеального ракурса, Ведь у меня такое амплуа, Все уже украдено до нас, Душевных дел Мастер с похмелья зол, Любовь и боль моя, Сны в газетной колонке, Я весь перед тобой, я ничего не скрыл (с), Я много курю, но сквозь сиреневый дым я вижу мир как он есть (с), Я не спиваюсь. Я лечусь

07:28 

Безумно странная ночь.
Я замёрз настолько, чтобы мне хватило сил доползти с утра до ванной. Только уже открыв воду, я вспомнил, что горячей воды у меня нет, а значит согреться не было никакой возможности.
Мне снилось что-то неясное. Расплывчатые пятна, куски и обрывки разговоров. Мне снилась квартира-студия, напоминающая чем-то Дом моей мечты. В том Доме никогда не светит солнце, есть лишь свечи, много подушек, клетки с птицами, там пахнет тайскими благовониями и ароматом приторного счастья.
Мне снилась пена, мне снились крики. И полная парализация. Моя парализация. Я понимал, что меня бьют по щекам, понимал, что мне говорят, но меня хватало лишь на то, чтобы едва заметно кивнуть на вопрос о том, слышу ли я хоть что-то. И пальцы дрожали, и тряслись руки и ноги. И слёзы, слёзы, не мои, но от того больнее.
Какие-то вспышки красного и оранжевого.
Я засыпал под утро (как мне казалось) на целую вечность, но, открывая глаза, обнаруживал, что спал всего 2 минуты. И так всё утро. Всё бесконечное утро.
В итоге я всё равно проспал. Не знаю, как это вышло, но проснулся я уже с не моим будильником. И очень долго приходил в себя, понимая и осознавая, что все мои фантазии были лишь сном. Я могу ходить, могу двигаться. И нет слёз, нет криков, никто не бьёт меня по щекам и не умоляет жить, просто жить и не умирать.
И во сне мне шептали эту фразу, так прочно засевшую в моей голове. Да, кое-кто сказал, что она совершенно бессмысленна. К чёрту. Я сам лишён какого-либо смысла порой. И голос шептал мне: "Ты прекрасен. И всегда был прекрасен. Только раньше ты знал это".
Больше не хочу видеть снов. Даже бессмысленных вспышек света. Я хочу засыпать и погружаться в темноту.
Довольно сновидений.

@темы: Ведь у меня такое амплуа, Все уже украдено до нас, Выпусти меня отсюда, Куда вас, сударь, к черту занесло?, Сны в газетной колонке, Тебе звонили с небес, Я весь перед тобой, я ничего не скрыл (с), Я не спиваюсь. Я лечусь

07:21 

Терпеть не могу относить различные короткие и вскользь брошенные слова на свой счёт. А иначе никогда не выходило. Когда я ещё был маленьким, мне всегда казалось, что если толпа смеётся, то надо мной. С возрастом этот кризис социофобного пингвина прошёл, а некоторые привычки остались.
Вчера вечером я думал, что напишу про утро, напишу про своё единство с природой, но настроение испорчено с самого утра. И я не хочу писать ничего. Пусть я поступлю очень по-детски, но я не хочу ничего писать и ни с кем разговаривать.

@темы: people=shit, Все уже украдено до нас, Выпусти меня отсюда, Истина в вине, Секреты Второй Мировой, Ты никому не принадлежишь

08:29 

И к слову, твиттер у меня есть.
Это вдруг если кому-то станет интересно, почему я не пишу короткие заметки туда.
Пишу. Но сейчас я с рабочего компьютера и как-то мне тут уютнее и удобнее.
._.

@темы: people=shit, Все уже украдено до нас

08:28 

Уже завтра собеседование. Уже совсем скоро всё узнается и решится.

@темы: people=shit, В поисках идеального ракурса, Ведь у меня такое амплуа, Все уже украдено до нас, Тебе звонили с небес

07:26 

Самый ответственный день моей жизни я начал с подвёрнутой ноги. Мораль сей басни - не скачи кузнечиком под быструю музыку в метро. Хорошо ещё это не на лестнице произошло. Теперь сижу со льдом на лапе и думаю о вечном. А именно о том, что сменщица мне так и не написала, а мне надо кровь из носа уйти в 12 дня. При чём желательно ни минутой позже. Электричка меня ждать не будет. Как и люди, с которыми я еду на самую важную встречу в моей жизни.

@темы: Человек и кошка с порошком немножко, Пока на белом свете есть Гасконь!, Куда вас, сударь, к черту занесло?, Душевных дел Мастер с похмелья зол, Все уже украдено до нас, Ведь у меня такое амплуа, people=shit

12:33 

Пытаюсь уловить ускользающие нотки сандалового масла, но старый запах мяты слишком сильно въелся в кулон. Теперь сандал сможет унюхать только такой чуткий нос, как я. Прячу под манжетами россыпь красных пятен и думаю о том, что нужно было побрызгать лицо тем охлаждающим лосьоном. На лице, конечно, видимых проявлений нет, но оно горит так, словно я совался носом в костёр. Чёрт его знает, что это.
Может, мой персональный дракон не рассчитал когда-то своего дыхания или слёзы его оказались ядовитыми? Не знаю. Во мне не осталось места вопросам и эмоциям. Я чувствую себя опустошённо и как-то затравлено. Не мудрено. Почти шесть часов сместились для меня в отрезок равным ну от силы получасу. Не припомню, когда это мы со временем так сдружились, чтобы для меня стрелки часов бежали так неистово и стремительно. Мы вообще с временем не в ладах, хотя я не могу сказать, что мы враги. Скорее...ммм...двоюродные братья что ли. Которые цапаются, но на людях ведут себя прилично.
Я тоже стараюсь вести себя прилично. Я же на работе.
Оборотень с интересом обнюхивает фрукты, а я стараюсь затолкать его хвост поглубже, только потом вспоминая, что такие мелочи, как чья-то пушистая щётка, увижу разве что я, да и всё. Здесь вокруг нет того, кто смог бы взгляглянуть через материи и читать, читать, видеть, смотреть, понимать и слышать. Оборотень смеётся и выглядит свободным. Таким, каким я давно его не видел и не чувствовал. Неужели решил сбежать? Бесполезно. И объяснять ему это тоже бесполезно.
Я не понимаю его, а он меня. Так и живём бок о бок. Может, это шантаж? Но этим-то он ничего не добьётся, уж я-то знаю. Как-то так вышло, что я гораздо старше его, хотя прожил он дольше меня. Но в душе всё такая же глупая кошатина. Ума не прибавилось ни на грамм.
Виноград ему не понравился.

@темы: Мир с изнанки, Культ имени меня, Касаясь (с)нежных струн души, Я много курю, но сквозь сиреневый дым я вижу мир как он есть (с), Человек и кошка с порошком немножко, Все уже украдено до нас, Ты никому не принадлежишь, Обратная сторона Луны

10:07 

Можно, пожалуйста, 12 число скорее и мое имя в списке поступивших? ;(

@темы: people=shit, Все уже украдено до нас, Истина в вине, Я много курю, но сквозь сиреневый дым я вижу мир как он есть (с)

22:15 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:23 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:50 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:42 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:56 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Британский полдень

главная